Присутність у мережах:
10:18 Неділя, 16 грудня 2018 року
Новини та події

Министр торговли Швеции Ева Бйорлинг: "Борьба с коррупцией – залог иностранных инвестиций"

21.03.2011 08:06 2177
 
Ключові слова:
Министр торговли Швеции Ева Бйорлинг:

Открытый и демократический характер шведского общества и экономики становится максимально понятен, когда вы заходите в кабинет министра торговли Швеции Евы Бйорлинг. Такой же, как и у ее сотрудников, выходящий прямо в коридор – без приемных, помпезных двойных дверей и прочих атрибутов власти и статуса, столь любимых украинскими чиновниками. Настолько простая обстановка и внутри – северный минималистский стиль, стол, заваленный бумагами, и коллекция традиционных деревянных лошадок на небольшой тумбочке. Ева Бйорлинг давно поддерживает заключение соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли между Украиной и Евросоюзом. В общении госпожа министр столь же открыта и доброжелательна, как и шведская политика в отношении нашей страны. Впрочем, это не мешает Еве Бйорлинг так же открыто говорить о проблемах с украинским инвестиционным климатом. 28 марта министр торговли Швеции посетит Киев. Накануне визита госпожа Бйорлинг в эксклюзивном интервью «Профилю» рассказала о своих ожиданиях от встреч с украинскими коллегами и о том, что Украина должна сделать, дабы получить, наконец, все возможности свободного взаимодействия с ЕС.

Во время своего недавнего выступления в представительстве Еврокомиссии в Стокгольме премьер-министр Швеции Фредрик Райнфельдт призвал Евросоюз больше открыться для стран, не входящих в его состав. Украина ведет непростые переговоры о создании зоны свободной торговли с ЕС. Стокгольм поддерживает заключение соглашения об ассоциации и ЗСТ между нашей страной и Евросоюзом, но как вы оцениваете реальные шансы на прогресс в этом направлении?

Прежде всего, хочу сказать, что меня часто называют министром свободной торговли и мне это нравится. (Улыбается. – Ред.) Поэтому я, несомненно, поддерживаю заключение новых соглашений о свободной торговле, в том числе с нашими восточными соседями. Чем больше государств заключат соглашения о свободной торговле и об ассоциации с Евросоюзом, чем больше стран станут членами ВТО, тем легче нам будет торговать друг с другом.

Действительно, необходимо быстрее продвигаться к заключению украинско-европейского документа, но при этом договориться о создании по-настоящему глубокой и всеохватывающей зоны свободной торговли. Полагаю, политические вопросы, имеющие отношение к правам человека, транспарентности, безопасности инвестиций, конкурентности, также должны быть включены в это соглашение.

Вы знаете, что голос Швеции за то, чтобы заключить соглашение о свободной торговле с Украиной, – один из самых громких. Для нас это естественно – наши страны очень близки, у нас есть опыт сотрудничества, мы видим, что Украина – хороший и способный стать еще лучшим партнер.

Как соглашение о ЗСТ с Евросоюзом повлияет на двустороннюю шведско-украинскую торговлю?

Трудно спрогнозировать конкретные цифры роста, но можно провести параллели. Например, мы подсчитали, что наша торговля с Южной Кореей, соглашение о свободной торговле с которой вступит в силу во второй половине года, возрастет на 60–80%. Согласитесь, это существенно.

Каких результатов вы ждете от вашего визита в Киев?

По поводу реформ в Украине существует большой энтузиазм. Многие политики хороши в дискуссиях, но затем надо что-то делать, чтобы изменить жизнь людей к лучшему. Также мне хотелось бы увидеть прогресс в борьбе Украины с ВИЧ/СПИД. Во многом мы сфокусируемся на том, как можем сотрудничать в сфере зеленых технологий, энергосбережения. Во время моего предыдущего визита в Украину (в 2008-м. – Ред.) мы начали этот диалог, особенно о развитии систем отопления, использовании шведских экотехнологий по производству энергии. Также мы можем поделиться своим опытом энергоэффективности, сокращения выбросов углекислого газа в атмосферу.

Швеция является восьмым инвестором в украинскую экономику. Однако история с компанией IKEA, отказавшейся от развития бизнеса в Украине, по-прежнему остается тенью на репутации нашей страны. Известно ли вам что-либо о дальнейших планах этой компании в отношении украинского рынка?

У меня нет новостей относительно IKEA, ведь она, как и любая частная компания, абсолютно независима от правительства. Однако важно упомянуть, что Украине необходима модернизация в плане прозрачности, ликвидации административных барьеров и, конечно же, еще большей борьбы с коррупцией. Это очень печальная, но довольно распространенная проблема для многих стран сегодня, решение которой является ключевым для привлечения иностранных инвесторов.

В то же время надо сказать, что шведские компании – крупные инвесторы в украинскую экономику. А это значит, что мы верим в вашу страну как партнера и в большой потенциал дальнейшего сотрудничества.

Швеция и Польша – инициаторы «Восточного партнерства». Довольны ли вы эффективностью этой программы? Что может и должно быть сделано как украинской, так и европейской стороной, чтобы интенсифицировать сотрудничество в ее рамках?

Политик никогда не должен говорить, что он доволен, а всегда обязан стремиться к большему. Но я вижу, что «Восточное партнерство» движется в правильном направлении. Мы всегда очень позитивно относились к расширению Европейского союза и в целом к углублению сотрудничества с восточными соседями. Этот процесс стартовал в начале 1990-х – вы можете видеть, что произошло с тех пор со странами Балтии: их свободу, процветание, богатство, демократию. Всего за 20 лет пройден очень большой путь. Давайте надеяться, что следующие 20 лет ознаменуют такой же путь для многих других стран.

Мы верим в свободную торговлю. Немногим более ста лет назад Швеция была очень бедной страной. Затем мы открылись, начали торговать с государствами всего мира, и это принесло нам процветание и богатство. Самое важное, чтобы в этом процессе участвовал частный сектор. Без него никогда не получится создать богатую страну.

В свое время вы сменили медицинскую стезю на карьеру политика. Это было простым шагом для вас, потому что шведская политика столь социально ответственна? Или же мы упрощаем вещи, и у вашей нынешней работы не так много общего с врачеванием?

Надо сказать, что в политике я с 14 лет. В этом возрасте шведские подростки проходят двухнедельную трудовую практику. Место стажировки вы выбираете сами, хотя, конечно, школа может вам что-то подсказать. Мое рабочее место было в партии «Модератерна». Более серьезно я снова занялась политикой в 1998 году. Поначалу совмещала исследовательскую работу и политику, затем, в 2002-м, была избрана в парламент и продолжала руководить аспирантами и лабораторией. Когда же меня назначили на пост министра, совмещать эту работу с какой-либо другой деятельностью уже стало нельзя. Так что сейчас у меня своего рода отпуск. Но кто знает, как жизнь повернется в будущем.

Согласны ли вы с утверждением, что либеральное правительство Швеции – наиболее «социал-демократическое» из всех либеральных правительств Европы?

(Смеется. – Ред.) Я бы так не сказала. Мы не социал-демократы и не социалисты. Мы очень либеральное правительство, поощряющее частный бизнес. При этом либеральную экономическую политику мы сочетаем с большой ответственностью, шведской моделью, очень хорошей системой социальной защиты.

Какова роль в шведской экономике мелких и средних предприятий, и что правительство делает для их поддержки?

У нас растет интерес к основанию мелких фирм. Я бы сказала, 2010-й стал в этом плане рекордным годом. Мы, конечно, этому очень рады, но теперь надо думать, как помочь этим компаниям развиваться. Ведь нам нужно создавать больше рабочих мест, и ключевая роль здесь должна принадлежать частному бизнесу, а не государству. Так что мы обязаны провести реформы в помощь мелким компаниям, уменьшить для них налоги и гарантировать надежную систему социальной защиты, чтобы люди не чувствовали, что выбор частного бизнеса вместо, например, работы на государство – это решение себе во вред. Разумеется, необходимо облегчить для мелких компаний возможности экспорта, выхода на иностранные рынки, если они этого пожелают.

Следует отметить, что 10 крупнейших компаний Швеции обеспечивают более 40% нашего экспорта. А доля внешней торговли в ВВП составляет 53%.

Бережное отношение к природе, которым по праву славится Швеция, стоит немалых денег. Какова для шведской экономики цена заботы об окружающей среде и выгода от такой ответственности?

Мне трудно определять это как цену. Я бы сказала, что это выгода. За 30 лет мы уменьшили выбросы углекислого газа примерно на 80%, и в то же время наш экономический рост составил более 40%. По-моему, эти цифры говорят сами за себя. Конечно же, мы вложили существенные ресурсы в научные исследования и развитие зеленых технологий, а также повышение сознательности общества.

Украинские СМИ часто задают вопрос о роли женщин в политике, так как гендерная ситуация в нашей стране оставляет желать лучшего. В Швеции, где женщины добились полного равноправия с мужчинами, такой вопрос может вызвать удивление. И все же, каково вам находиться на столь важном посту?

Представителям тех стран, где не хватает гендерного равенства, я привыкла говорить: понимаете ли вы, что закрыв ваших женщин дома, теряете 50% своей интеллектуальной мощности? Подумайте о том, что это значит для вашей страны.

Это вопрос менталитета. У нас женщин редко пускают дальше должности заместителей…

Вот именно, типичная ситуация. Не думайте, что в Швеции нет никаких проблем. Но не надо винить во всем мужчин. На женщинах также лежит ответственность. Думаю, изменения произойдут. Ведь новые поколения уже мыслят иначе.

Алена ГРОМНИЦКАЯ, Варвара ЖЛУКТЕНКО, «Профиль», из Стокгольма

закрити

Не пропусти
наступну новину!



Я вже з вами, дякую!
Error